Российский союз молодых ученых
Тамбовская область
Главная
Об отделении
Деятельность
Информация
Контакты

Рассылка

Для подписки на рассылку обновлений сайта введите e-mail и нажмите Ok, для отписки – Отмена.

E-mail:

Партнеры

Корпорация развития Тамбовской области

Copyright

Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на rosmu.ru обязательна!

© Российский союз молодых ученых, 2005-2017.

Rambler's Top100


21:05
19
ноября
Поиск:

Сделать стартовой | Добавить в избранное

Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России
Постановлением Правительства Российской Федерации утверждено Положение о докторантуре
Книга знаний РоСМУ

ГлавнаяСобытия
Версия для печати
Котенёв Владимир Алексеевич
Котенёв Владимир Алексеевич

Другие материалы

08.10.2017
Открыт приём статей для публикации в IX сборнике Ученых записок Тамбовского отделения РоСМУ

11.07.2017
Опубликован Восьмой выпуск Ученых записок Тамбовского отделения РоСМУ

05.02.2017
Опубликован Седьмой выпуск Ученых записок Тамбовского отделения РоСМУ

25.12.2016
Конкурс на лучшую студенческую исследовательскую работу по проблемам развития институтов гражданского общества

03.12.2016
V Съезд Общероссийской общественной организации Российский союз молодых ученых


30.06.2013

Доклад Котенёва Владимира Алексеевича на международном Форуме молодых ученых «New Challenges in the European Area: Young Scientist’s 1st International Baku Forum»

Вопрос о германских репарациях на Парижской мирной конференции 1919 – 1920 гг.

В начале октября 2010 г. Германия выплатила последнюю часть репараций в размере 59,5 млн. фунтов стерлингов. После этого у Берлина не осталось долгов, возникших в результате Первой мировой войны. Большая часть выплаченных денег была направлена физическим лицам, пенсионным фондам и корпорациям – держателям облигаций на получение репарационных выплат . Как отмечал банкир Томас Ламонт, входивший в состав американской делегации на Парижской конференции: «Тема репараций вызвала больше проблем, споров и препятствий, чем любой другой пункт Версальского мирного договора» .
Указанный вопрос явился важнейшим предметом международных отношений межвоенного периода и стал причиной постоянной напряженности как в отношениях между Германией и победителями, так и в стане самих союзников. С самого начала конференции в Париже дебаты относительно материальной ответственности проигравших держав рассматривались их участниками и наблюдателями в качестве ключевой составной части мирного урегулирования. Данная проблема оказалась одной из самых сложных не только в краткосрочной перспективе, но она наложила свой отпечаток и на трудности последующего выполнения мирных соглашений, особенно в случае Германии. Наконец, сквозь призму статей о репарациях в целом оценивалась практичность и эффективность Версальского договора.
Причем дискуссии о материальной ответственности начались еще в период подготовки перемирия с Германией. 3 октября 1918 г. немецкое правительство направило президенту США Вудро Вильсону ноту, где просило его взять в свои руки дело восстановления мира, уведомить об этом все воюющие стороны и назначить уполномоченных для ведения мирных переговоров. В качестве их основания документ указывал программу, представленную В. Вильсоном в послании Конгрессу от 8 января 1918 г. (так называемые «14 пунктов») и его последующих заявлениях .
Завязавшаяся дипломатическая переписка завершилась признанием державами Антанты готовности заключить мир с германским правительством на условиях, зафиксированных в «14 пунктах» и принципах, изложенных в дальнейших речах американского президента. Однако были сделаны две оговорки. Первая касалась пункта о свободе морей. Вторая говорила о возмещении Германией всего ущерба, причиненного гражданскому населению союзных государств и их собственности в результате германской агрессии на суше, море и с воздуха. В таком смысле и была составлена окончательная ответная нота Соединенных Штатов и их союзников, направленная в Берлин 5 ноября 1918 г. . Тема репараций получила свое логическое развитие в параграфе 19 Компьенского перемирия между Германией и союзниками от 11 ноября 1918 г. Он гласил: «При сохранении за союзниками и США права предъявления любых дальнейших требований и претензий, налагаются следующие финансовые условия: репарации за понесенные убытки…» . С юридической точки зрения указанные договоренности послужили строго обязательными соглашениями воющих на предмет подписания последующего мира, и именно они в значительной степени определили ход обсуждений по соответствующей проблеме на этапе Парижской мирной конференции.
Дискуссия по репарационной тематике в Париже строилась вокруг четырех ключевых вопросов: степень ответственности Германии; и определение возможных способов, суммы и сроков выплат репараций. Среди них первый был наиболее сложным. Представители США изначально выступали за включение в категорию репараций полного возмещения убытков Бельгии, восстановления захваченных областей Франции, Румынии, Сербии и Черногории и компенсации ущерба, нанесенного частным лицам и их имуществу. При этом они ссылались на содержание дипломатической переписки между союзниками, президентом Вильсоном и Германией. Она предшествовала заключению перемирия с последней и заложила основу будущих переговоров о мире. Европейцы, напротив, являлись сторонниками более широкой трактовки репарационных претензий. Они утверждали, что Берлин обязан возместить все военные расходы, которые понесли союзники в результате ведения военных действий и в качестве доказательства их правоты указывали на статью 19 Компьенского перемирия. В результате в Версальском договоре с Германией нашла отражение американская точка зрения, отвергавшая концепцию полного возмещения всех военных расходов.
Почти с самого начала конференции проблема установления суммы репараций, которую следовало взыскать с Германии, также являлась одной из самых серьезных в ходе переговоров между британской, французской и американской делегациями. 25 января 1919 г. Парижская мирная конференция назначила Комиссию по возмещению убытков, чтобы определить ущерб нанесенный союзникам и оценить платежеспособность Германии. Однако, вскоре Комиссия зашла в тупик, поскольку английские и французские эксперты приводили доводы в пользу включения всех военных расходов в счет репараций, а американцы решили придерживаться условий договоренностей, достигнутых до подписания перемирия. Даже после того как британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж и его французский коллега Жорж Клемансо наконец отказались от требования полной компенсации военных расходов, Комиссия, тем не менее, не пришла к соглашению. Британцы и французы продолжали настаивать на суммах в 24 млрд. и 40 млрд. фунтов стерлингов соответственно. Американцы, в свою очередь, последовательно утверждали, что платежеспособность Берлина не превышала 5 млрд. фунтов стерлингов .
Американские представители также хотели включить в мирное соглашение четко фиксированную сумму репараций. Они указывали на то, что это будет способствовать завершению периода финансовой нестабильности, сдерживавшей восстановление Европы. И в данном случае европейские лидеры разошлись во мнениях с американцами. Европейцы ссылались на практическую невозможность правильно оценить пределы германской платежеспособности. Напряженные дискуссии продолжались вплоть до начала апреля 1919 г., когда руководители европейских стран приняли ряд ключевых решений, впоследствии ставших составной частью Версальского договора.
Во-первых, Совет 4-х, который теперь фактически направлял работу всей конференции и куда вошли Вильсон, Ллойд Джордж, Клемансо и глава правительства Италии Витторио Орландо, согласовал размер платежа в 1 млрд. фунтов стерлингов, который Берлин должен был выплатить межсоюзнической Репарационной Комиссии до 1 мая 1921 г. Эти деньги следовало использовать для покрытия расходов оккупационной армии союзников и оплаты поставок сырья в Германию. Во-вторых, Совет 4-х одобрил окончательный список категорий убытков, за причинение которых с Германии могла быть потребована компенсация. Репарационная Комиссия состояла бы из делегатов (по одному человеку) от Франции, Великобритании, Италии, Соединенных Штатов, Бельгии, Японии и Сербо-Хорвато-Словенского государства (будущей Югославии). К 1 мая 1921 г. ей следовало определить общий размер германских репарационных выплат, их срок и форму погашения. Платежи надлежало осуществлять в течение 30 лет, но Комиссия могла позволить продлить период и изменить форму выплат.
Кроме того, проект договора устанавливал ответственность Германии за причинение всех потерь и убытков, понесенных союзными и объединившимися правительствами и их гражданами. Наряду с этим союзники признавали, что германские ресурсы недостаточны для обеспечения полного возмещения указанных потерь и убытков. Тем не менее, Германия обязывалась компенсировать ущерб, причиненный гражданскому населению союзных держав и их собственности. Только Бельгия получала право на полное восстановление за германский счет .
Немецкая реакция на представленный проект мирного договора являлась предсказуемой и жесткой. На церемонии его вручения, состоявшейся 7 мая 1919 г. германский министр иностранных дел Ульрих фон Брокдорф-Ранцау, выразил резкий протест против возложения вины за развязывание войны только на Германию. Он сказал, что при ведении боевых действий она не была единственной державой, которая допускала ошибки и возобновил требование о беспристрастном расследовании нейтральной комиссией степени виновности всех участников противостояния. Кроме того, он подчеркнул необходимость изучения экспертами обеих сторон вопроса о наиболее приемлемом выполнением немцами их репарационных обязательств без серьезных финансовых потрясений, поскольку такое развитие событий повлекло бы за собой самые неблагоприятные последствия для всей европейской экономической жизни в целом .
В своих Замечаниях на проект мирного договора от 29 мая 1919 г. германская делегация констатировала невозможность выполнения договора в том виде, в котором он представлен без его существенной корректировки. Немцы указывали, что предложенные условия находятся в резком противоречии с уже согласованными базисными положениями, составляющими основу для прочного и справедливого мира, базирующегося на принципах, изложенных в речах президента В. Вильсона . В свою очередь, союзники в ответе, датированном 16 июня 1919 г. недвусмысленно заявили, что союзные и объединившиеся державы, следуя собственной ясно выраженной политике, отказываются вступать в обсуждение принципов, лежащих в основе статей о репарациях скрупулезно подготовленных в соответствии с перепиской, предварявшей заключение перемирия . Таким образом, немцам не удалось добиться каких-либо уступок от союзников по этому вопросу и 28 июня 1919 г. в Версале они подписали мирный договор, наложивший впоследствии на Германию тяжелые финансовые обязательства.
Тему репараций, во многом определившую ход дискуссий между союзниками и США в ходе Парижской мирной конференции в общем, следует рассматривать в контексте той экономической политики, которую предполагали проводить победители по отношению к Германии и друг к другу после окончания войны. При ее обсуждении моральные и материальные соображения зачастую смешивались. Соединенные Штаты постарались занять достаточно беспристрастную позицию. Американцы не рассчитывали на получение репарационных сумм, но ожидали, что европейцы расплатятся по своим долгам перед ними. Державы Антанты связывали репарации с возможностью погасить задолженность перед Вашингтоном, решить проблему межсоюзнических финансовых обязательств и восстановить их экономику. Поэтому первостепенное значение приобрело формулирование и закрепление соответствующих принципов на уровне официальных договоренностей между бывшими противниками. Однако во многом слишком общий характер этих принципов вскоре поставил на повестку дня вопрос о необходимости их надлежащего толкования и наполнения конкретным содержанием, что неоднократно вызывало обострение напряженности в международных отношениях первой половины 1920-х гг.

jpg.jpg (3204.78 Kb)
jpg_s.jpg (41.24 Kb)

Темы: Конференции

« к началу страницы